sontucio (sontucio) wrote in msk_horoshevka,
sontucio
sontucio
msk_horoshevka

Category:

Воспоминания Марковой Маргариты Борисовны о заводе «Галалит»

Оригинал взят у sontucio в Воспоминания Марковой Маргариты Борисовны о заводе «Галалит»
Я Маркова Маргарита Борисовна( в дев.Варенцова) 1927 года рождения. Мой отец - Варенцов Борис Петрович 1907 г.р., уроженец г. Дмитрова, мать - Варенцова(Крутова) Ксения Терентьевна 1905 г.р., уроженка г. Павловский Посад. В 18 лет мой отец поступил учеником в артель (есть фото) по производству изделий галантерейного ширпотреба (расчёски, гребни, мундштуки и т.п.). Затем эту артель перевели в г. Павловский Посад, где в 1925 году и познакомились мои родители. Ксения Крутова работала ткачихой на фабрике. В 1927 году артель, где работал мой отец перевели в Москву, в Ростокино. Родилась я в Павловском Посаде, т.к. у мамы там жили две родные сестры - Аграфена и Полина ( их внуки и родня до сих пор живут в этом городе). Вскоре после моего рождения мама вместе со мной переехала в Москву к папе. Поселились мы в то время в доме на Тверском бульваре, рядом с Агентством ТАСС, в семейном общежитие, в подвальном помещении. В очень маленькие окошечки были видны одни ноги и, что осталосьв памяти, так это огромное колличество крыс, которые как кошки бегали днём и ночью. В памяти остались прогулки по бульвару у памятника А.С.Пушкину, только он стоял со стороны бульвара. Затем мы жили на Пятницкой улице, в Средне-Овчинниковском переулке, где у папы проживала сестра. Потом переехали в Сокольники на ул. Короленко, дом №7, где проживала вторая папина сестра. В 1930 году артель ширпотреба перевели на завод "Галалит" в цех ширпотреба - цех №1. Папа стал начальником этого цеха. Жильё мы снимали в Нижних Мневниках - комнатку в 5 кв. метров.


Центральная лаборатория з-да "Галалит" 1952 г. Старший лаборант Маркова Маргарита Борисовна

На сколько мне не изменяет память на первом этаже цеха №2 стояли шнеко-машины, называли их гуляевские, видимо по фамилии изобретателя. Были они как мясорубки, только большие. Через верхнюю воронку засыпали цветные замесы молотого казеина. Была мельница, которая молола казеин, затем он поступал в мешалку, где ему придавали цвет. Цвета были весьма разнообразные. На выходе шнеко-машины получалась "колбаска" диаметром 2-2,5 см, которая нарезалась на отрезки длинной 15-20 см. Затем эти отрезки "колбаски" раскладывались на металлическом протвине в колличестве, зависящем от толщины листа галалита - 4мм, 5мм, 6мм. Для каждой толщины листа - строго свой вес. После этого протвини ставились в пресс по 4-6 штук и под давлением, при определённом температурном режиме, эти "колбаски" становились листом галалита, определённой толщины. Закраины листа обрезались под формат и увозились на дубление в формалиновых ваннах. Ванны были бетонные, формалин в них разводили до 5-8% крепости раствора. Лаборатория проводила анализы на крепость раствора формалина, при необходимости производили корректировку крепости раствора. Через определённое время листы каждой группы выборочно приносили на проверку в лабораторию. Листы ковыряли ножом и определяли их готовность. Затем задубленные листы отправляли в сушильное отделение, загружали в клети и при определённой температуре сушили. Далее листы отправлялись на московскую фабрику им. Балакирева, где из листов вырубали "рондели" (круглые заготовки), из которых изготавливали пуговицы различных размеров и форм.

В 1933 году в одном из домов завода открылся детский сад. Мне было 6 лет и так хотелось в детский сад, что в первый же день я туда сбежала. Родители долго меня искали по всему посёлку и нашли только за полдень. После съёмного жилья в деревне Нижние Мневники нам на заводе предоставили комнатку в клубе (12-14 м кв.), позднее здесь была библиотека завода. Рядом, в такой же комнате(будущий радиоузел) жила семья начальника котельной - Николая Ерофеева. Становлению завода помогал немецкий инженер, звали его Курт. Он благосклонно относился ко мне и очень часто приносил мне из своего московского магазина французскую булочку или шоколадку.

В 1950 году я устроилась на завод лаборанткой в Центральную лабораторию завода. В то время открылся новый цех - №3 по производству эмульсионного порошка. Завод жил очень активной жизнью и нас, жильцов клуба, вскоре выселили. Мою семью переселили в дом №3, в 15-ти метровуй комнату, окна выходили на территорию завода. В клубе показывали фильмы, была библиотека, игровая комната, свой духовой оркестр, драмкружок, физкультурный кружок, танцевальный кружок, музыкальные кружки по классу аккордеона и пианино. Для малограмотных на заводе были организованны кружки ликбеза, но это после работы.

Строительство канала проходило на моих глазах. Никаких механизмов не было – полуголодные заключённые, худенькая лошадка и арба. Так строились Карамышевская плотина и шлюз №9. До начала строительства были выселены Верхние Мневники и часть Карамышева. Во время строительства канала были уничтожены два прекрасных пляжа - у Карамышева и под Крылацким

Мневниковская общеобразовательная средняя школа была кирпичная двухэтажная. Н а 1-м этаже были два класса, туалет и раздевалка. К кирпичному зданию примыкала деревянная пристройка, в которой было четыре класса, кабинет директора, учительская, ещё одна раздевалка и маленькая мастерская. На втором этаже кирпичного здания жили учителя - коридорчик и маленькие комнатки. Отопление было печное, потом, после войны, пристроили котельную и сделали паровое отопление.

В 1936 году у нас в семье произошло пополнение - мама родила трёх близнецов - двух девочек и мальчика. По линии Собеса нам предложили отдельную квартиру на Старом Арбате. Родители поехали, посмотрели и отказались в пользу "Галалита". Мы остались на заводе, на берегу реки, на воле. Решением дирекции завода нам предоставили две комнаты в квартире директорского фонда в доме №9. Две смежных комнаты по 12,5 м кв., паровое отопление, ванная комната, туалет WC(!), кухня 15 м кв.. В квартире жила ещё одна семья - семья секретаря парторганизации завода – Карповы-Желудев из 3-х человек. Дочь наших соседей Фаина стала моей близкой подругой.


Маркова Маргарита Борисовна( в дев.Варенцова) 1927 года рождения

Жилые дома на заводе соседствовали с заводскими помещениями. Правая сторона нашего дома, дома №9 выходила на фруктовый сад, который назывался Марков сад, по имени Александры Григорьевны Марковой - жительницы этого дома, которая ухаживала за деревьями, кустами и клумбами сада. Сад имел сцену, скамейки, танцплощадку, экран над сценой, для показа кинофильмов в летнее время. В конце 50-х годов сад погиб, т.к. был занят под складскую территорию заводом.

Завод содержал двух лошадей - одну запрягали в пролётку и привозили и отвозили рабочих на Хорошовское шоссе(т.к. автобус до войны до завода не ходил), вторая принадлежала "золотарику", который по ночам занимался чисткой заводских выгребных ям. Конюшня была на большом дворе завода, потом её перенесли в поля, где был заводской свинарник. Завод имел хорошую столовую на два зала - большой зал для рабочих и маленький для ИТР. Столовая находилась в доме №5, соседсвовала с клубом. Вход один, только клуб направо, а столовая - налево. Обед можно было взять на дом. Будучи девочкой я частенько бегала в столовую с судками за обедом. Был магазин - хлеб, крупы, сахар, масло. Остальное - в Карамышево и на Силикатном.

Мы относились к Кунцевскому р-ну Московской области. Всё правительство было в Кунцеве. Почта была в селе Хорошево. В 30-40-х годах заливные луга напротив Филей использовали для учёбы планеристов. В 1950 году лаборантку (т.е. меня) и двух работников завода командировали в г. Таллинн на завод "Галалит". Никакого сравнения быть не могло в принципе! У них всё было механизировано, а у нас – всё на себе. Например, до войны на прессах работали одни мужчины, а после войны - ни один мужик не встал к прессу, так и работали женщины. Мужики только руководили. Женщины были грузчиками, мужчины - экспедиторами.


Когда в 1941 году началась война и отец был мобилизован, мама осталась на заводе с четырьмя детьми, мне было 13 лет, а остальным - по четыре года. Когда начались воздушные тревоги нам было очень тяжело поднять детей, одеть их и бежать в убежище, которое вырыли на берегу реки справа от завода. Это была просто траншея, даже накрыть не успели. В это время нам сильно помогали наши соседи по квартире - Карповы. Через месяц после начала войны была первая бомбёжка, самолёты летели тройками. Из траншеи было видно Крылацкое, как сбили купол церкви. Всё вокруг горело и сотрясалось. После отбоя тревоги мы вылезли из траншеи. Зенитки молчали, но вокруг было яркое зарево. Было очень страшно...Завод не пострадал, но директор сразу собрал женщин, у которы были дети, и предложил эвакуироваться к родственникам. На следующий день мы поехали со знакомыми в г.Кашин, а оттуда ещё 40 км до деревни. В день отъезда мы трижды убегали по тревоге с Савёловского вокзала в метро на ст. Новослободскую. Под вечер мы всё же уехали, но всю дорогу до Дмитрова мы видели, как бомбили Москву. Приехав на место мы пошли работать в колхоз. Маму определили даже старшей дояркой, передав ей 14 коров. Было очень тяжело, т.к. мама никогда не занималась сельским хозяйством. Я ей помогала доить коров, у меня было 5 коров с "лёгким" выменем. Позже я научилась косить, заниматься льном. Работали все дети. Колхоз был достаточно богатый, мы были сыты, получали на трудодень зерно, горох, даже сено.

Купили козу, которая давала нам пол литра молока в день, колхоз продавал литр в день. В день на человека мы получали 300 грамм хлеба. Уехали мы в эвакуацию почти раздетыми, мама пыталась вернуться за тёплыми вещами, но нужен был пропуск. Немец подходил уже к Дмитрову. Немец бомбил железную дорогу на Бологое, Ленинград и Калинин. Гнали стада коров в глубь страны. Был страх и паника. Местные нас утешали, что в случае чего, все уйдём в мох - болота, которые шли до Ленинграда. В 1942 году положение изменилось, немца от Москвы отогнали и в 1943 году завод выхлопотал нам пропуск на въезд в Москву. Мы вернулись на "Галалит". Я пошла в 7 класс и работала на заводе надомницей. Мама пошла работать на завод и нам давали за вредность по пол литра молока в день. Ещё давали талоны на картофельные котлеты огромного размера. На детские карточки получали только хлеб.
Вместо мяса - яичный порошок. Все, кто остался на заводе в 1941-43 годах выжили за счёт казеина. Из казеина варили сыр и ели. Он скрипел на зубах, животы болели, но выбора не было. На заводе я проработала до сентября 1953 года, а потом ушла работать в МГУ, в Управление эксплуатации, где и проработала до пенсии. Завод "Галалит" никогда не работал на военную промышленность, и никаких заказов МО не выполнял, всё это выдумки.

Сообщество района Хорошево-Мневники.

Сообщество краеведов Москвы.
Tags: Мневники, история Хорошевки
Subscribe

  • Машина времени в страшные 90-е

    Уже много лет в пердях жж висят два моих поста с историческими (не моими) фотками конца 90-х - начала нулевых. ВНЕЗАПНО подумалось - ведь некоторые…

  • Настенька

    Рядом с метро полежаевская с обоих сторон улицы на днях стояли приятные молодые люди с флагом роися станет свободной. Я делал роисю свободной в 91…

  • Памяти 21-го троллейбуса

    Решил, что этот рассказ должен быть здесь для истории. Изначальный пост писался для всех, в т.ч. людей из других районов и даже городов, поэтому не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Машина времени в страшные 90-е

    Уже много лет в пердях жж висят два моих поста с историческими (не моими) фотками конца 90-х - начала нулевых. ВНЕЗАПНО подумалось - ведь некоторые…

  • Настенька

    Рядом с метро полежаевская с обоих сторон улицы на днях стояли приятные молодые люди с флагом роися станет свободной. Я делал роисю свободной в 91…

  • Памяти 21-го троллейбуса

    Решил, что этот рассказ должен быть здесь для истории. Изначальный пост писался для всех, в т.ч. людей из других районов и даже городов, поэтому не…